vvrahjdgi: (Default)
Ещё раз о протестах и обществе, говорить о власти )) уже давно всё сказано:

Анатолий Струнин о Москве 12 июня:
Уже сегодня, а скорее всего завтра и в течение ближайшей недели многие умные люди дадут оценку сегодняшнему протестному выходу народонаселения, уверен – назовут его поворотным. И я с этим, пожалуй, соглашусь. Дальше будет только жестче и решительнее. Власть сама делает все для возгонки ненависти обычных людей и радикализации протеста. Не хочу даже приводить очевидные примеры, наблюдая за всем этим с первых митингов на Сахарова... А сегодня достаточно того, что Москва выглядела как оккупированная чужими войсками территория, а не место праздника и всеобщего братания. Было два праздника. На одном граждане завяли о своих правах, и их винтили, как всегда, без разбору, на другом – беззаботно пели и плясали. Между ними было сто пятьдесят метров, бездна лжи российского телевидения и три эшелона омоновцев…
отсюда – http://a-strunin.livejournal.com/153897.html

Аркадий Бабченко "Опять не скорблю":
После каждого поста о нескорблении меня постоянно уговаривают пожалеть "простых людей". Проявить человечность и сострадание. Мол, они не виноваты. Страна такая. А я все не жалею и не жалею.
Во-первых, потому что я не понимаю, что такое "простой человек". В моем представлении это называется инфантил - не способный понять причинно-следственных связей, а, главное, нести за них ответственность. Ты ж сам своим молчанием, своим "я не интересуюсь политикой", своим нехождением на выборы, своим голосованием за Путина, своей подделкой бюллетений, своим крымнашем построил такую страну, в которой уровень смертей и несчастных случаев достиг уровня африканских стран третьего мири и стал просто запредельным - ну так что ты теперь ноешь-то? Хотел камней с неба? Ну, на. Все желания должны исполняться. Ты ж взрослый человек, тебе не пять лет - ну, на, получай ровно то, что сам и строил. Да, да - ты, дружище - именно ты - виновен в том, что построил такую страну и такое государство, в котором человеческая жизнь дешевле, чем пакет семечек. Впрочем, я уже писал об этом большой прост подробно, растекаться по древу сейчас не буду.
А, во-вторых, вот простые люди. Простая русская баба Елена. Простой русский мужик Андрей. Репостят мою запись. И призывают проломить мне голову. За пост в Фейсбуке. За пост, где я не призываю ни убивать, ни ненавидеть, ни что-либо еще. Где я просто говорю, что я толерантен до такой степени, что уважаю право каждого человека строить любую идиотскую страну и умирать в ней любой идиотской инфантильной смертью. Это ваш выбор, ребята. Не я за вас его сделал - вы сами его сделали. И я уважаю его. Вы построили такую страну. Ну так нате. Получайте.
Неа. Не доходит.

отсюда – http://starshinazapasa.livejournal.com/989841.html

Быков новый стих (не полностью):
Навальный — да: мобилен, быстр и чуток. Но ясности на самом деле нет: когда ему дается тридцать суток, другие получают пару лет! Проект Кремля, он нам подсунут вместо серьезного, крутого главаря. Он спойлер, имитатор, слив протеста, авантюрист, серьезно говоря. Труба его пониже, дым пожиже. Любому ясно — он для них не враг. Конечно, выжгли глаз. Но не дожгли же! И в Барселону выпустили — как?! И главное, что в нашем околотке где разрешили — там и протестуй. Вот загородки, вот перегородки, вот тупичок… А он ответил: «Нет!» Подумаешь, не дали микрофона. Купил бы сам — подумаешь, байда! Нет, все-таки в нем что-то от Гапона. И кончится, как кончилось тогда.

А Путин — что ж? Усталый, поздний Путин. Что толку торопить его на слом? Он нам привычен. Он почти уютен, как типа Брежнев в семьдесят восьмом. Мы никогда не видели свободы, комфорт полусвободы — наша суть. В сравнении с Навальным мы уроды, зато в сравненье с Путиным — отнюдь. И в чем его особенные вины? На фоне прочих он пример ума; конечно, он мучитель Украины, но Украина, знаете, сама… Мы, собственно, не видим там примера достойной, независимой судьбы: все эти их Шухевич и Бандера, все эти их слова, что мы рабы… Что, Порошенко — лидер идеальный? Я думаю — совсем наоборот. Да, Крым не наш. Но этот ваш Навальный сам говорит, что Крым не бутерброд. Ему еще припомнят эту фразу, навальновская сущность в этом вся, и он не лучше Путина ни разу. Зачем менять гуся на порося?

Мы, собственно, уже смекнули сами, чему его политика равна: он тащит нас обеими руками из теплого, уютного говна, в котором так приятно спать и чмокать, и видеть обольстительные сны… И руки у него в говне по локоть, а нам ведь руки чистые нужны. Нам нужен тот, кто чист и не увечен, не соблазняет дочек и сынов… Кто это может быть? Допустим, Сечин. Допустим, Греф. Допустим, Иванов.

Уж ты прости, Алеша. С нами сложно. У Родины особая стезя. Мы обожглись уже на всем, что можно, и более того — на чем нельзя. О Господи, прости за эту наглость, но чем искать для русских новый путь — нас проще зачеркнуть уже крест-накрест и сделать тут другое что-нибудь.

отсюда – https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/06/19/72832-somnenie-monolog-belosnezhnogo

От себя. Сейчас, сейчас я стал понимать как с нами, с нашим обществом, можно сделать всё что угодно. Абсолютно. Все сигналы сверху народ принимает. Будь предан президенту и делай всё что захочешь. Это знает любой силовик. Именно сейчас, при Путине, любой силовик понимает – беспредель сколько хочешь, главное – всё что от тебя хочет Путин, ты ему обеспечь. Именно сегодня любой начальник ОВД может на .уй послать судью. И ничего ему за это не будет. Если ты защищаешь власть Путина, можешь насрать на закон. Это всем сейчас ясно.

Официально эта власть закрывает смердящую свалку и на неё продолжают везти мусор (как и до закрытия). Неисполнение сегодня во всём. Для народа – власть свалку "закрыла". По факту – деньги в карман и плевать на закон. И вот любой человек, сегодня понимает, закон это для нас – для рабов. Для хозяев указа не существует.
vvrahjdgi: (Default)
Пишет Кирилл Еськов:

Просто чтоб не пропало для истории – 41

"В московской мэрии на выходных состоялось закрытое совещание с представителями управ и префектур, на котором обсуждалось, что делать с протестом москвичей против программы реновации. Двое глав управ, присутствовавшие на совещании, рассказали корреспонденту Znak.com о содержании выступлений и предоставили свои заметки.
(...)
Часть протеста против реновации, по мнению глав управ, стихнет, так как 10 мая на портале мэрии опубликуют списки домов под снос, в которые не попадут самые «протестные» дома. Главам управ в районах, где есть такие дома, посоветовали вешать на подъездах письма, которые успокоят жителей, «плывущих против течения».
(...)
«Главное, чтобы когда будут 10 мая будут опубликованы списки сносимых домов, не было скандала. Весь негатив подожжен оппозицией, он выдуман. К концу июля тему реновации надо погасить, должна остаться только тема, кто куда переезжает. А те, кто в программу не попал, будут локти кусать.Всегда надо делать что-то дефицитное, наш советский народ любит дефицит», — как утверждается, говорила Ракова (в этом месте ей зааплодировали). Она предупредила также, что некоторые люди, которые согласятся на переезд, будут пытаться «злоупотребить правом», «требовать показать все варианты», «ругаться, та ли розеточка, большой ли санузел», и что поддаваться на такое давление недопустимо.
(...)
Она призвала глав управ не проводить собрания собственников жилья, так как это «революционная форма», а отправлять людей голосовать в МФЦ и на портал «Активный гражданин». Неактивных жителей домов надо сразу записывать в выступающих за снос, а вот дома, где 30-40% собственников активно против, из программы лучше будет исключить, так как они поднимут скандал. При этом с самими протестующими работать, считает Ракова, бесполезно: переубедить их не получится, вместо этого надо мобилизовать сторонников.
-- https://www.znak.com/2017-04-24/meriya_moskvy_provela_s_rukovoditelyami_prefektur_zakrytoe_sovechanie_po_snosu_domov
---------------

Весьма нажористо; мастрид!


Дмитрий Быков в Одине:

Очень многие меня спрашивают, как я отношусь к проблеме сноса пятиэтажек. С ужасом отношусь. Ну, и к сносу девятиэтажек тоже. Понимаете, ведь нет же гарантии, что завтра они не захотят снести вообще всё. У нас в районе очень долго ходил устойчивый слух, что весь наш район будет сметён, снесён и застроен новыми домами, а нас всех выселят в Бутово, в Бибирево и так далее. Это довольно нормальная история, ничего в этом особенного нет.
Но я в ужасе, понимаете, от полной неспособности большинства людей к сопротивлению. И даже не только к сопротивлению осознанному, а они категорически не готовы даже к минимальному протесту. Вот у меня есть ощущение, что с большинством можно делать действительно всё что угодно. Вот начнут сжигать на площади — и нормально! Начнут отбирать детей в армию — нормально! Увеличат срок службы в армии до 50 лет — нормально! То есть я не знаю того предела, на котором этот инстинкт самосохранения сработает.
Понимаете, сегодня полиция уже имеет право стрелять в толпу. В беременных пока нельзя, но в небеременных уже можно запросто. Они практически обеспечили себе полную неприкосновенность («неприкасаемость» хочется сказать) и полную свободу, полное развязывание рук на любом направлении. И мы ничего пока не научились этому противопоставлять, кроме вот этой пассивности, вялости, этой анемии, которая, конечно, хранит нас от революций, но и от любых перемен, от любой защиты собственного достоинства она нас тоже хранит. Поэтому пока перед нами довольно-таки тупиковая, довольно лажовая ситуация, откровенно говоря.
Конечно, есть молодые, которые перерождаются, которые эту власть отменяют самим фактом своего существования. И есть очень много фактов и факторов, внушающих оптимизм. И в последнее время действительно что-то зашевелилось — причём зашевелилось уже не так, как во время протестов 2011 года, а на гораздо более глубоком, я бы сказал, онтологическом уровне. Но всё равно пугает абсолютный простор, абсолютная свобода воли вот этих людей, которые действительно могут сделать с нами всё что угодно. Помните, как Окуджава, когда его задерживал гаишник, он думал: «Ведь он же может сделать со мной всё. Может, например, задержать. А может и распять». Вот это такое хотя и ироническое, едкое наблюдение, но точное. И это касается нас всех.
Поэтому история с пятиэтажками, и с девятиэтажками, и со сносами — она, конечно, могла бы стать темой серьёзного разбора, если бы у людей открылась творческая смелость, некоторая творческая потенция в этом смысле. Потому что написать историю сноса такой пятиэтажки, сделав этот дом метафорой и советской жизни, и постсоветской, и собственной, частной, — это могла бы быть грандиозная история. А что они будут давать взамен? Тоже пока не понятно. И главное — все эти разговоры, что «против вашей воли вас никуда не переселят, вам надо только будет собраться — и мы подчинимся мнению большинства». Как вы манипулируете мнением большинства, мы знаем очень хорошо. Поэтому никаких особенных надежд мне эта ситуация не внушает.
Надежду внушает одно: наш человек обычно мобилизуется, когда его берут за яблочко, то есть за какие-то личные связи, пристрастия, родство, дом и так далее. Вот здесь уже подобрались к последнему — подобрались к дому. Причём к такому дому, как у кума Тыквы, без всякой роскоши — вот к этой пятиэтажке. Это может оказаться спусковым крючком каких-то более серьёзных реакций, от которых, конечно, боже упаси. Но люди рискуют. Остаётся надеяться, что пока ещё у нас есть хоть что-то, ради чего мы готовы рисковать.


отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1966110-echo/

Слава

Apr. 25th, 2017 08:31 am
vvrahjdgi: (Default)
Дмитрий Быков из Одина:

«Почему российский писатель, достигнув славы, так быстро утрачивает башню?» Это я начинаю уже озвучивать письма.

Понимаете, дело в том, что российская слава — во многих отношениях это же игра случая всё-таки, это такая история, когда ты так или иначе пишешь-пишешь, а луч славы падает на тебя без всякой зависимости от этого. И знают человека, как правило, не за то, что он делает хорошо, а за то, что попадает в этот случайный луч. Знаете, как маяк шарит по побережью — так и вот туда выхватывается что-то. Далеко не лучшие тексты приобретают славу. Даже тексты тех авторов, которые в эту славу входят. Ну да, это проблема, конечно. Но самое главное: поскольку слава является во многих отношениях делом случая и внешних обстоятельств, человек очень часто действительно теряет адекватную самооценку, теряет башню.

Есть масса случаев в истории русской литературы, начиная с Горького, когда человек совершенно… Ну, я не стану называть современные случаи, просто чтобы им не добавлять славы, просто чтобы своими упоминаниями не прибавлять им и так избыточной, и так ненужной популярности. Человек входит в славу не по заслугам, и поэтому он начинает чувствовать себя так, как будто он Господа Бога за бороду ухватил. Но Господь Бог довольно быстро даёт ему понять, что это не так. На этом очень многие люди ломаются, и ломаются быстро, начинают посещать психоаналитика. Это довольно жестокая история. И лишний раз мне всегда вспоминаются здесь слова Новеллы Матвеевой: «Коль каждой курице позволят клюнуть вас, // Ловите этот миг и знайте: это слава!».


отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1966110-echo/
vvrahjdgi: (Default)
Быков взял интервью у Устиновой:

— Какие грехи, с твоей точки зрения, непростительны? Для тебя лично?

— Ну, предательство — это само собой... Злорадство, или, как его называют в христианстве, злорадование. Когда кому-то плохо, а человек рядом стоит, ручки потирает.

— Попкорном запасается.

— Да! Вообще — любое глумление. Потом... вот как-то убийство из корысти еще можно понять, вообще представить, а убийство из удовольствия... Но обрати внимание, что из корысти ведь убивают редко. Обычно тут все-таки наслаждение, патология.

— Ты уже пишешь лет двадцать. Стало легко?

— Что ты! Стало невероятно трудно. И все время чувство, что все я уже написала, сострила, придумала, что ничего больше не могу, что 99 тысяч человек, пишущих одновременно со мной, пишут лучше меня, интересней меня... Легко — когда придумываешь. Вот тогда все отлично. А когда надо сесть и начать писать — смотришь на стекло, там муха ползает, ждешь, когда муха улетит. Вот улетит муха — начну писать. Она улетела — смотришь в интернет, отчаиваешься, закрываешь интернет... Думаешь: попить кофе! Пьешь кофе. После него, как часто бывает, идешь в сортир. Читаешь книжку в сортире. Возвращаешься: господи, половина пятого! Мне через час уходить! Стремительно, в режиме тррррр, пишешь две страницы.

— Ты действительно живешь в ожидании катастрофы?

— А кто сейчас живет иначе? Я только надеюсь, что она будет не окончательная. Но выхода из ситуации без масштабного взрыва я не вижу, и с тем большим остервенением пишу про частные радости. Тем более что — знаешь? — в жизни-то добро обычно торжествует. Или нет. Скажем иначе. Оно не всегда торжествует, но зло всегда наказывается. Я столько раз это видела, что перестала сомневаться.

— Есть какой-то признак, по которому люди, устойчивые к пропаганде, отличаются от неустойчивых? Откуда, собственно, берется этот иммунитет?

— Ничего нового тебе не скажу: образование. Если человек прочел в жизни полторы книжки, он легко ловится на ненависть, а если три — уже задумывается.

— Да мало ли мы знаем образованных людей, которые...

— Это другое. Они всё прекрасно понимают, но либо сами стряпают эту пропаганду, либо получают наслаждение от присоединения к большинству. Но их нельзя назвать обманутыми. Напротив, они отлично сознают, что делают.


Полностью – http://ru-bykov.livejournal.com/2823608.html
vvrahjdgi: (Default)
Дм. Быков про «дадено»:

раз:

Read more... )

отсюда – http://ru-bykov.livejournal.com/2820684.html


два:

Read more... )

отсюда – http://ru-bykov.livejournal.com/2821301.html
vvrahjdgi: (Default)
Интересное из Одина (эфир 24 февраля):

О службе в армии:

Мне всегда неприятно, когда спрашивают мужчину, служил ли он в армии. Просто служба в армии в известный момент была такой школой рабства, о чём я писал неоднократно. И спрашивать, прошёл ли человек эту школу, гордится ли он ей, по-моему, не очень прилично. Это напоминает мне всегда песню Сергею Калугина «Теперь ты в армии». Помните, там вот эти замечательные слова: «И в этот день мы будем пить и, — условно говоря, — мутузить всех, кого хотим!». Я не особенно горжусь тем, что служил. И никому не советую этим гордиться.

О послаблениях:

Мне все эти либеральные послабления — освобождение Дадина, разрешение промаршировать в память Немцова (надеюсь, мы все с вами там встретимся в воскресенье на Страстном бульваре), разрешение пройтись центральным маршрутом всё-таки, а не где-то по окраинам Москвы, предполагаемое освобождение Евгении Чудновец, арестованной когда-то за репост, — всё это мне кажется, так сказать, скорее тревожным симптомом, потому что власть никогда не допускает односторонней гуманизации, она боится, что мы расслабимся. Поэтому, как говорится в социальных сетях, «Воронежу приготовиться».

Мне кажется, что практически неизбежным следствием этого послабления будут какие-то зажимы, пара-тройка новых коррупционных процессов, пусть даже с домашним арестом, может быть. Ведь кому-то кажется либерализмом даже то, что в больницу положили Белых после месяца жалоб. Это несомненно акт гуманный, и его нельзя не приветствовать. Всегда, когда сняли ногу с твоего горла, хочется сказать «спасибо». Но не надо забывать, что её туда и поставили не совсем мотивированно. Так что радость по этому поводу мне кажется рабской, стыдноватой.


О сегодняшнем рабском положении кинематографистов:

«Допустимо ли художнику жертвовать гражданскими и политическими убеждениями (подписывать унизительные письма, отстаивать чужую позицию) ради комфортных условий для работы?»

Нет, недопустимо, потому что дьявол — всегда великий обманщик. Вы купите себе комфорт, а потеряете что-то гораздо большее. Но тут, понимаете, речь идёт о степени давления. Вы сами правильно указываете, что вы не имеете в виду сталинские времена.

Что касается сегодняшних ситуаций, когда никто не неволит, когда срабатывает чисто рабский инстинкт, а так ли уж бесспорны те шедевры, которые вы покупаете этой подписью? «А мне вот иначе не дадут снимать». А так ли значимо то, что вы собираетесь снимать, чтобы вы ни за что продавали свою бессмертную душу? Тут есть над чем задуматься.


отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1932726-echo/
vvrahjdgi: (Default)
Манифест

Осенила догадка: в творчестве вовсе не обязательно быть лучшим, важно быть собой.

Я плохо пишу, как тот жалкий фотограф, который даже не понимает, какую фигню он снимает и публикует. Я знаю – мне есть куда стремиться, но нет у меня резервов, нет у меня таланта к этому, нету способностей. И всё равно я продолжаю писать, оставляя свои нелепые заметки, скучные мыслишки, своё унылое занудство, расписываясь в своей бездарности. Я это я. Ведь каков единственный критерий настоящего творчества? Я думаю, это ощущение того, что ты на гребне волны, что тебя понесло, тебе это нравится, ты сам себе своя аудитория.

Пока каждый из нас видит смысл делать то, что делает, мы будем продолжать это делать. Графоман – писать, фотограф с никому не интересными снимками – плодить свои фиговые фотки.
И нас не остановить.

Хорошо на эту тему высказался давеча (неделю назад) Дмитрий Быков:

«Мучаюсь, но читаю «120 дней Содома». В чем художественная ценность этого произведения?»

Дмитрий Быков: Ни в чем. Настоящий писатель всегда сосредоточен на писательстве. Де Сада интересовала сублимация его мучений. Творчество маньяков неинтересно; отсюда, кстати, его страшная плодовитость, выписывания. Понимаете, вот я сейчас, будучи в Чикаго в любимом своем музее аутсайдерского искусства посмотрел выставку Адольфа Вельфли. Я уже о Вельфли говорил: Вельфли – это такой человек, которого Бретон называл главным художником XX века. Почитайте, это довольно жуткая история. Он был маньяк, приставал к девочкам. Потом его научили рисовать, и он стал, деградируя стремительно интеллектуально, покрывал огромное количество бумаги выкладками, числами совершенно бессмысленными, нотами, которых не понимал, и вот этими дикими картинами симметричными. Потом есть подробное исследование того, почему они симметричны так, эти симметриады – потому что это постановка собственного эго в центр, он называл себя Адольфом Святым. Я думаю, что если бы фюрера кто-то вовремя начал лечить, он примерно такие же бы писал. Он исписал 25 тысяч страниц своей автобиографии: там его реальная биография как-то пересекается с космическими битвами… Ну дальше наконец все переходит в хаос цифр, в бред букв, и он этого до последнего дня писал. Его последовательно автобиографическое произведение называлось «Похоронный марш», и он писал эти цифры днями и ночами. О чем это говорит? О том, что какая же страшная энергия, дикая сидит в маньяке, почему так трудно ему противостоять, если ее приходится выписывать на тысячах страниц. Я уже этой мыслью делился. Поэтому творчество маньяков не бывает интересно. Творчество де Сада художественных достоинств лишено. Главное преимущество, главный плюс, главное оправдание этого творчества заключается в том, что все эти тексты – это не убитые люди, не замученные женщины. Это сублимация зверства. Кто-то очень высоко ценит творчество де Сада, есть такие люди. Ну я же говорю, есть люди, которые творчество маньяков ценят высоко, ничего не поделаешь.

отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1928784-echo/

А вот уже на тему творчества конкретно в фотографии (соглашусь с первым куском и не соглашаюсь с 2-ым):

krysolove: Давайте оттолкнемся от слова «процесс», оно очень важное. Главное в любом процессе — его необходимость, наличие смысла. Я не имею в виду сейчас осмысление — никто ведь не собирается, скажем, погружаться в осмысление пищеварительного процесса и вдумчиво переваривать овощи. Работает, и ладно, достаточно понимания того, что если перестанет работать, будет плохо. Но если мы говорим все-таки о «творческом» процессе, любом, не обязательно фотографическом, то тут осмысление необходимо. То есть можно, конечно, и без него, как птичка, что проглотил, то и выдал, и это тоже будет «творчество», и большинству этого достаточно. Но смысла в такой деятельности ноль. Собственно, именно этим меня и раздражает слово «творчество» - смешением в одну кучу настоящей (иногда приятной, но чаще мучительной) деятельности по поиску яркого, горящего, благоухающего смысла, и безусловно приятной, но бессмысленной возни.

Итак, настоящая деятельность начинается тогда, когда появляется потребность в поиске смысла в происходящих с человеком процессах. Потому что мы все всегда вовлечены во множество процессов. Какие-то лучше не трогать, пока они нормально работают, но многие из них происходят в сознании. Я не имею в виду то маленькое сознание, которое мы привыкли называть умом, я имею в виду всю большую лодку человеческого сознания, со всей ее подводной частью. И вот понимание того, куда движется эта лодка, и поиск способов ей хоть немножечко управлять — это и есть поиск смысла. Для этого годится любой инструмент. Можно фотографировать, можно писать стихи, можно плавить тинктуру в тигле. Но самое главное в этой истории — предельная внутренняя честность, иначе ничего не получится.

Понятно, что если человек чем-то занялся, у него были на то причины. Был импульс начать, значит, процесс имеет смысл. Но очень важно поставить перед собой вопрос — зачем на самом деле мне это надо? И попытаться честно на него ответить. Тогда сразу станет понятно, в каком направлении следует двигаться. В фотографии это означает следовать своему интересу, который или есть или нет, подделать невозможно. Снимать только те истории, которые тебе по-настоящему интересны, и рассказывать их так, чтобы для тебя это имело персональный смысл. Иначе получается никому не нужное вранье, а зритель обязательно это почувствует. Не любой зритель, многие проглотят, но ведь и значение имеет не любой, а тот, кто понимает.

Как только фотограф начинает следовать своему настоящему интересу, тут же начинают получаться настоящие, живые фотографии. Понятно, что нужно еще владеть техникой, но об этом даже не хочется говорить, это санитарный минимум.



Что еще немаловажно. Конечно, персональный процесс это очень важно, но никто из нас не живет в вакууме. Мы находимся в постоянном взаимодействии с тысячами других людей, со своими процессами. И вписываемся в какие-то общие потоки, например, если я фотограф, то я включаюсь (или не включаюсь, но тогда я, скорее всего, занимаюсь чем-то не тем и как-то неправильно) в глобальный фотографический процесс. И я занимаю в нем какое-то место. Соответственно, чтобы это делать осознанно, я должен изучать, что вообще происходит. И когда я вижу все многообразие хороших (и плохих) фотографов, происходит переосмысление того, что такое хорошая фотография. В идеале — постоянная. Потому что процесс не останавливается ни на секунду, и если ты перестал быть текучим, если в чем-то закостенел (например, в понимании того, что такое хороший снимок), то ты из него выпал.


отсюда – http://krysolove.livejournal.com/493751.html
vvrahjdgi: (Default)
Два текста, с которыми стоит ознакомиться:

Антон Носик:
Захар Прилепин уехал воевать на Донбасс.
Но политруком, а не мешки ворочать.
Без отрыва от основной работы и без ущерба для гастрольного графика.
Боевая задача, как сам он объяснил — на белом коне въехать в какой-нибудь близлежащий город.


Продолжение – http://dolboeb.livejournal.com/3099386.html

Дмитрий Быков:
Ночевали мы рядом с Припятью, а утром поехали ее осматривать.

Самое ужасное там — теперь-то, думаю, природа доела все,— был детский сад и еще, конечно, парк культуры, построенный к Первомаю. Его и должны были открыть 1 мая, весь город готовился, и в результате там теперь возвышалось в центре большое колесо, никогда в жизни никого не покатавшее. И скрипели огромные качели, на которые Бурлак посадил валявшуюся рядом пластмассовую куклу без волос, как бы облученную, и заснял. Скрип этих качелей и каруселей я до сих пор слышу с ужасной отчетливостью. На некоторых дверях и стенах были надписи черной краской: «Прощай, Припять!», «Прощай, юный мой город!»… А в детском саду, где уже протекала крыша и коробились стены, висела стенгазета все к тому же Первомаю и на дверках шкафчиков были разнообразные зайчата и лисята. Я понимал, что публично рыдать будет вовсе уж неприлично, но вслух старался не разговаривать, потому что рыдание непременно прорвалось бы. К тому времени я уже десять лет жил без всякого Советского Союза и кое-что забыл, но многое и помнил, оказывается; помнил я ощущение большой страны, которая в случае чего тебя сохранит. Она же может и раздавить, кто спорит, но ребенку, особенно в семидесятые, в ней было уютно.

Невыносимо было бродить по этому покоробленному детсаду, который так и бросили со всей наглядной агитацией по стенам, с кукольными комнатами и игрушечными колясками, с крошечными столиками и стульчиками в столовой. Ужасные вещи делает с человеком природа, и на что уж природна была сама советская власть, но жалко было смотреть на то, как настоящая природа ее жрала: как зарастала травой крыша, как трескались окна, как никаким ремонтом было уже не спасти спальню… Я понимал, конечно, что это был нормальный советский детсад, где детей мучили манной кашей и коллективными, синхронными высаживаниями на горшок, где всем наносилась неизбежная травма социализации, которую мне, скажем, нанесли только в первом классе, а до того я жил в домашней теплице; но теперь, когда на этот детский сад набросилась настоящая природа, куда более тоталитарная по своей сути,— его было жалко невыносимо. Даже Машка, кремневая женщина, которая, в отличие от меня, прошла детсад и всю жизнь его ненавидела,— молчала и только охала.

Да, это был невыносимо страшный дом, и из окон его открывался вид на тот самый парк развлечений с неподвижным колесом, и вдобавок была весна, все зеленело (кроме, разумеется, рыжего леса); и впервые, кажется, эта весна воспринималась не как возрождение, а как ужасающий триумф распада.


Здесь полностью – http://ru-bykov.livejournal.com/2805734.html
vvrahjdgi: (Default)
Дмитрий Быков:
в условиях, где почти ничего нельзя сделать и даже искусство уже не спасает, единственным возможным образом жизни становится само-растрата, сжигание свечи с двух сторон. Почти все заметные и одаренные люди конца семидесятых — начала восьмидесятых заняты самоуничтожением, а их пытаются удерживать; естественно, их это бесит. Это может быть алкоголь, как у Даля и Высоцкого, а может — лихорадочный бешеный труд, как в случае Трифонова; иногда суррогатом смерти выступает бегство, как у Аксенова или Тарковского, который, впрочем, долго там не прожил. В таких ситуациях человек всегда один, спасители только мешают.

партноменклатура — тоже народ, и, как выяснилось впоследствии, самая органичная его часть. То есть она в основном и формирует образ народа, приписывая ему свои свойства.

отсюда – http://ru-bykov.livejournal.com/2784181.html

Антон Носик:
Встреча «Русского мира» с бездуховной Гейропой — неисчерпаемая тема для комедии положений.
В пьесе Галина фактура использована на полную катушку. Спектакль в двух отделениях с антрактом длится в текущей версии три часа, и это три часа совершенно восхитительного стёба над всеми мыслимыми анальными скрепами. А самое смешное, может быть, — то, что 86% зрителей совершенно солидарны с ефремовским персонажем, одобряют анальные скрепы и воспринимают эту комедию как «патриотический спектакль».

Поскольку здание театра «Современник» закрыто в эти дни на ремонт, который в ближайшие полтора года не закончится, его спектакли идут во «Дворце на Яузе», бывшем Доме культуры Московского электролампового завода. И это отдельный бонус зрителю, в тему пьесы: обслуга там сохранилась с советских времён. Вот эти восхитительные пожилые гарпии, глядящие на театральную публику с позиции «вас много, а я одна», которым почти не платят зарплаты, и их единственное вознаграждение за труд — возможность нахамить зрителю, используя скоротечные (калиф на три часа) должностные полномочия. Им там реально дозволяется во время второго действия ворваться с фонариками в зрительный зал и учинить повторную проверку билетов у зрителей на откидных и приставных стульях: вдруг безбилетник в антракте проник?! Не обращая внимания на то, что на сцене в это время идёт живой спектакль. Это тот самый «Русский мир» во всей его красе. Хотя, на самом деле, этот мир — советский. Мир, где главная привилегия и показатель статуса — корочка, позволяющая шмонать сограждан, у которых нет такой же корочки. Где в любом театре сексот главнее актёра и режиссёра. Ничего специально «русского» тут нет, в Северной Корее и Туркмении — такая же иерархия. Но в контексте комедии про «Русский мир», бессмысленный и беспощадный, эта иллюстрация невероятно там уместна.

отсюда – http://dolboeb.livejournal.com/3090503.html
vvrahjdgi: (Default)
Интересное у Быкова:

Под Рождество всегда печатаются святочные рассказы — прокорм и бич русских писателей. Сегодня святочный рассказ разворачивается на наших глазах. Его непременные атрибуты — чудо в основе сюжета, сочетание смешного и страшного в основе интонации. Святочный рассказ должен возбуждать чувства добрые — например, описывать трогательный поступок законченного мордоворота, типа вор спас подкидыша, городовой накормил бродягу или государственный служащий почесал щенка.
отсюда – http://ru-bykov.livejournal.com/2769642.html

Интересное из Одина (эфир 13 января 2017):

О блудницах:
Read more... )

О творческих организациях:
В России любые творческие организации — в силу её особенной такой тенденции к расколам — они обладают повышенной склонностью к склокам (простите за пароним). Это естественная вещь и для репертуарных театров, которые, как вы помните, довольно сильно раскалывались в эпоху перестройки (вспомним МХАТ). Это естественная вещь для творческих союзов, которых у нас шесть или семь. Даже для церквей. Поэтому я категорическим образом протестую (ну, в душе, индивидуально протестую, без коллектива) против любых попыток писательских объединений. Это вообще развращающаяся такая вещь.

А творить коллективно, зная при этом, что «каждый встречал другого надменной улыбкой», как сказано у Блока… Вы можете себе представить Блока в доме творчества? Боже упаси!

О советском новом человеке:
Я вообще считаю, что, да, новый советский человек был создан. Он по разным причинам потом погиб, деградировал, спился, уехал. Советский человек — это довольно такая зыбкая субстанция, хрупкая. И когда исчезла эта среда, эти люди тоже исчезли. Ну, вот вы посмотрите: мыслимы ли были в семидесятых те комментарии, которые мы сегодня читаем, полные пещерной совершенно ксенофобии, дикой безграмотности, упоения этой безграмотностью, зверством? Двоечники не гордились тогда тем, что они двоечники. Советский Союз — особенно поздний Советский Союз, в котором уже нарос какой-никакой культурный слой, — конечно, он породил новых людей. И нам придётся ещё породить этих новых людей, чтобы двигаться от советского строя не вглубь, не вниз, а вверх, к его какому-то посильному улучшению. Но, разумеется, то, что мы наблюдаем сегодня, — это пацакские и чатланские дела, это сплошное и беспрерывное кю. И в этом смысле, конечно, Данелия опять угадал.

(От себя:
Здесь мне очень хочется вбить свою вставку. Как мне кажется, советский новый человек правды жизни не знал, от него её тщательно скрывали. Это ранимый тип (наивный, инфантильный), предпочитающий жить в мире добрых и хороших людей. Сейчас эти люди боятся правды, они не хотят себя этой правдой травмировать. Советский новый человек любит советские мультфильмы и фильмы 70-80-хх гг. Как показали 90-е советские новые люди оказались людьми слабыми, добрыми, хорошими и поэтому во времена раздела собственности скромно стояли в сторонке.)

О неравенстве:
Понимаете, разговор о том, что школьников дифференциация оценок (цветовая дифференциация штанов) портит сильно… Наоборот, мне кажется. Вслед за Георгием Эдельштейном, очень мудрым священников, я считаю, что школа — это прежде всего школа неравенства. Да, надо уметь привыкать к неравенству, надо уметь с этим жить. А зачем нивелировать дураков и умных? Да, двоечник выходит из школы со знанием того, что он двоечник. Ну, это же правильно. Если он не хочет оставаться в этом статусе — книги в руки, пожалуйста! А если он негодует по поводу того, что его унижают оценки… Оценка не унижает. Оценка — это совершенно здравый критерий, с детства деля людей на умных и глупых.

О голосовании:
«Не кажется ли вам, что следующим этапом эволюции демократической процедуры будет получение права на выбор? Чтобы иметь возможность голосовать, гражданин должен будет пройти образовательный курс».
Ну, знаете, это не мне, это Юлии Латыниной так кажется, да и ещё нескольким людям, очень убедительно это доказывающим. Это либертарианство — уверенность в том, что голосовать имеют право не все, а только люди со специальным образовательным цензом. А отсюда ещё всего один шаг до людей с особыми убеждениями: вот такие имеют право голосовать, а такие — нет.
Я абсолютно убеждён, что избирательное право должно быть всеобщим, равным и тайным, потому что, видите ли, я продолжаю стоять на классическом представлении о том, что всякий народ заслуживает своего правительства и своей участи. Если большинство голосует так — да, значит, большинство должно голосовать так. Ну а те, кто не согласен, должны просвещать это большинство, или уезжать, или влиять на это большинство более или менее революционными методами. То есть в любом случае для меня зеркалом общества является власть.

Средство останова модернизации:
любая модернизация довольно легко останавливается ксенофобией, шовинизмом, войной. Война — это очень мощный способ остановить любое недовольство. Мы уже видели это в 2012–2013 годах, когда Крым, в сущности, переключил внимание общества с протестов внутренних на агрессию внешнюю. Это довольно частое явление. И простите, в 1863–1866 годах имела место та же история с усмирением. Я вчера об этом говорил применительно к Герцену… то есть не вчера, а неделю назад. Такая же история имела место в России в тридцатые годы, когда легитимация Сталина покупалась ценой колоссального военного невроза. В общем, грубо говоря, война — это в России серьёзное средство внутренней политики.

А война — это бунт архаики, это попытка архаики в очередной раз остановить перемены. Люди так боятся, особенно верхушка, конечно, так боится любых перемен, что она готова бросить в топку любое количество недовольных, лишь бы только на повестке дня главной проблемой стала война, а вовсе не насущные и назревшие перемены.

отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1908028-echo/
Продолжение следует
vvrahjdgi: (Default)
Быков, интересное из Одина (эфир 30 декабря 2016):

О 2016-ом:
Вот главный итог года — это новые степени упоения низостью, новые формы упоения низостью, новые разновидности вседозволенности, духовного растления, расчёсывания гнойников, новые формы самомучительства и аутоэротизма. Вот ничего другого, к сожалению, нет.

О дикости:
«Сегодня можно заявлять с каким-то пафосом: «Я нетолерантный и неполиткорректный». Особенно это характерно для антизападников. Как вы считаете, откуда такое презрение к толерантности и политкорректности?»
Я уже сказал, что это тот же самый культ дикости, отказ от элементарной вежливости. Ну, надо сказать, в России это имеет довольно давнюю тенденцию. Я же говорил — принято было презирать отличников, хвалить троечников. У Юлии Друниной было довольно мерзкое (я говорил об этом) стихотворение, что вот отличнички чистенькие сидели в писарях, а те, кто писали безграмотно, они коряво писали на стенах «Считайте меня коммунистом». Ну, эта точка зрения такая контркультурная, антикультурная.
Ведь русское почвенничество во многом, процентов на девяносто, — это антикультурное движение, движение, направленное против ума, утончённости, комфорта и так далее; то есть движение, которое утверждает первичные такие, архаические ценности, ценности дикости, утверждает вред образования, риски просвещения, преимущество слепой веры, потому что чем меньше ты думаешь, тем больше ты… И так далее.

О добре:
Я ни от кого благодарности не жду. И мне это, в общем-то, даже, пожалуй, не нужно, потому что я понимаю, что тогда моё действие будет иметь корыстный расчёт, корыстную причину. А я, как правило, делаю добро не ради конкретного человека, а я хотел бы его делать ради увеличения в мире добра, вот и всё.

О смысле:
И о том, что надо выдумать себе смысл, Франкл догадался в концлагере, когда доказал, что самая невыносимая, самая утомительная работа — это работа бессмысленная. Он просто выдирает траву, растущую сквозь бетон. Пока вы не придумаете себе, зачем жить, жить будет бессмысленно. Ну, это есть ещё у Толстого в «Анне Карениной», помните: «Тот смысл, который я властен вложить в неё, в мою жизнь». Это вопрос ко мне, а не к власти, не к обстоятельствам. Пока я себе не придумаю, зачем жить, я буду, как Лёвин, прятать от себя ружьё и верёвку.

отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1900304-echo/
vvrahjdgi: (Default)
Интересное из Одина Дмитрия Быкова (от 23 декабря):

1. «Как-то в передаче «Школа злословия» Толстая и Смирнова сказали, что Земфира — настоящая поэзия, а вот Арбенина — нет. Мне кажется, скорее наоборот. А вам?»

Знаете, мне тоже кажется, скорее наоборот. И я Диану очень люблю, а к Земфире абсолютно равнодушен, хотя некоторые её поступки меня восхищают. Видите, ведь Толстая и Смирнова — они отражали в значительной степени не только личное мнение (хотя это совпадало, я думаю), но мнение тусовки, а с точки зрения тусовки, Земфира была более перспективным персонажем. Почему? Могу ответить. Потому что чем персонаж наглее себя ведёт, чем он более эпатажен, разнуздан, самоуверен — тем он больше нравится. Вот в определённых сферах модно быть плохими. Арбенина как-то скромнее. Да и образования у неё побольше. Она хороший филолог, выпускница дальневосточного вуза, языки знает.



2. «Бог посетил» — в России, говорят о пожаре, о болезни, о землетрясении. Вот Майдан тоже, и Русская революция тоже — это «Бог посетил». Это не значит, что стало хорошо. Это «Пикник на обочине» Стругацких. И «Пикник на обочине» был, безусловно, метафорическим описанием советского проекта: прилетело что-то, оставило что-то, и мы продолжаем все в эту Зону ходить за хабаром. Но ведь последствия-то катастрофические — дети-то растут мутантами, понимаете, и сами сталкеры во многом мутанты. Но ничего не поделаешь, это посещение. А от посещения не надо требовать, чтобы после него изменился социальный строй.


3. «Веллер охренителен, но поначалу включается блок против его масскультности. Такой фильтр отделяет читателя. Потом доходит, но уже после».

Ну, видите, он выставляет там несколько блоков. У него же первая глава сразу, где Звягин убивает старика, она сразу должна расхолодить дураков, а умных она, наоборот… Понимаете, он довольно сложно написанный роман, там много техник. Ну, как-никак, вообще когда ты первый роман пишешь в 43 года, то, наверное, ты как-то уже подготовился к этому. Плюс филологическое образование.

И потом, конечно, каждый автор так или иначе, если он не совсем простофиля, он выставляет какие-то фильтры, чтобы своего читателя как-то приманить, а остальных отсеять. Ну, чего радоваться, что тебя читают дураки?


отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1896169-echo/
vvrahjdgi: (Default)
Конрад Лоренц из главы Индоктринируемость:
Read more... )
из книги «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества»

Дм.Быков о новом тренде:
Это такое своеобразное чувство юмора, готовность смеяться над несмешным. Я эту национальную идею уловил, когда Владимир Путин почтил своим присутствием юбилейный КВН, отмечавшийся в Кремле, и несколько раз пошутил. Я не буду цитировать эти шутки, их и так все помнят. Самое ужасное, что они были совсем несмешными. Но аудитория КВН над ними хохотала так, что главный шутник страны оказался вне конкуренции. Наверное, одни смеялись над этими шутками, а другие – над теми, кто способен хохотать над подобным юмором. Но закон ясен: россиянами называются те, кто способен от души, самозабвенно смеяться над шутками начальства. И – шире – вообще громко смеяться над несмешным. Вон Мария Захарова пошутила, что не может Обама запретить грекам принимать русские корабли: с тем же успехом можно запрещать голубям садиться на Пушкина. То есть она сравнила российские корабли с голубями, гадящими на все святое. И ничего, всем смешно. Одни смеются над Обамой, другие – над Захаровой.

Помните аудиторию «Аншлага»? Они же там заходились все, и никто не платил им за это. Тогда Россия была страной, в которой наивысший рейтинг – у «Аншлага». С тех пор «Аншлаг» с тем же рейтингом вышел на государственный уровень и переместился в органы власти, только и всего. И если вдуматься – это неплохая общая черта. Ну, несмешно. Ну, смеются. В этом даже некий вызов есть. И вообще – уж всяко лучше, чем плакать.

отсюда – http://ru-bykov.livejournal.com/2685115.html

Оборонка в бюджете на 2017-19гг:
Существенно снижаются затраты на оборону. Хотя наши расходы на эту статью бюджета уже в 2016 году были ниже, чем, например, у Саудовской Аравии, в 2019 году по плану они составят $40 млрд — уровень Германии или Японии, на 20% меньше Франции. Формально это говорит о явном отсутствии у руководства России как намерений всерьез воевать, так и опасений относительно внешних угроз. Судя по всему, милитаристский задор пропаганды нужен, чтобы создавать хорошее настроение в обществе, а не для подготовки его к реальной войне. Неформально это говорит о постепенном уменьшении роли лоббистов военно-промышленного комплекса.

Подробнее на РБК: http://www.rbc.ru/opinions/economics/14/11/2016/582999069a7947a6c5a1027c
vvrahjdgi: (Default)
Интересное у Быкова из Одина от 11 ноября:
1. «Ещё тот факт, что до сих пор существуют группы, работающие по методикам Гурджиева. Если бы это была «пустышка», то вряд ли бы продержалась целый век».

Конечно существуют до сих пор «пустышки», работающие по методикам самого примитивного сектантства! Ну о чём вы говорите, друг милый?


2. И всё, что Джек Лондон писал, оно написано именно в расчёте на такого читателя, любящего яркость, увлекательность и популярное изложение философии. Популярным изложением философии социализма были очерки «Люди бездны». Популярное изложение ницшеанства — это некоторые «Северные рассказы» и «Морской волк». Популярное изложение марксизма — это «Железная пята», хотя о ней отдельный разговор. В общем, чем увлекается — про то и пишет.

3. Но Иден-то ведь покончил с собой не потому, что он перестал быть писателем, а потому, что он не смог прыгнуть на следующую ступень, потому что его метафизическая, человеческая, какая угодно подготовка недостаточна для того, чтобы сделать шаг выше; он действительно перерос свой статус, но не перерос себя. Это довольно частая причина писательских самоубийств или писательского молчания.

4. Стальная пята в романе — это именно олигархические тресты, беспрерывно сращивающиеся. И ужас весь в том, что они жизнь рабочих делают сносной. И после этого, когда кинута подачка, люди не могут уже с прежней идейностью и силой бороться за свои права. Очень малым готово довольствоваться большинство.

«Железная пята» — это книга о том, как иссякает марксистский импульс, шире говоря — модерновый импульс вообще; о том, как исчезает понятие об абстрактном благе, когда люди готовы довольствоваться малым. Но ещё, конечно, это и потому, что помимо подачек, эта железная пята обладает колоссальным инструментом разнообразных давлений. Она не только подкупом действует, но тут ужас весь в том, что очень немногие готовы противостоять безнадёжности, то есть бороться без надежды.

отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1871092-echo/

А это уже из Конрада Лоренца из 8 смертных грехов:
Всё, о чем шла речь в предшествующих главах – перенаселение, коммерческая конкуренция, разрушение естественной среды и отчуждение от её внушающей благоговение гармонии, вызываемая изнеженностью неспособность к сильным чувствам, – всё это действует совместно, полностью лишает современного человека способности судить, что хорошо и что плохо.
vvrahjdgi: (Default)
Интересное у Быкова в Одине от 4 ноября:
Read more... )
отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1867032-echo/
vvrahjdgi: (Default)
Не знаю почему Дмитрий Львович забыл про свою теорию ярусов. Применительно к интернету она объясняет, что люди пользуются, имеют потребность заходить в сети интернет далеко не всюду. Они живут в интернете на своих ярусах, и вероятно, крайне редко заглядывают на другие. Т.е. в сети каждый выбирает то, что ему интересно. И вот это честное мнение дочери неизвестного олигарха, всплыло, и собственно волнует, далеко не всех.

С первым выводом Быкова я не соглашусь, второй ближе:
Read more... )
отсюда – http://ru-bykov.livejournal.com/2664777.html

Правильней всего говорил Юрий Шевчук, они (наши власти) ощущают себя белой костью, а народ принимают за быдло. У них есть чувство собственного достоинства, они себя уважают, и врать себе (обманывать себя) – не станут. Зачем? Этот ответ предназначался своим – т.е. равным, не лузерам. Это народу можно бесконечно втирать через зомбоящик всякую ерунду. Верит без оглядки, устраивает. Телевизор на то и телевизор, смотришь – значит веришь всему, без всяких сомнений. Другого варианта здесь нет, тем более сейчас, когда по телевизору гонят сплошное враньё. Всё в расчёте на веру. Ну, легче, проще (пусть и не правильней) им жить с верой в чьи-то сверхъестественные способности (сейчас по «России 1» идёт российская адаптированная для нас версия немецкого телепроекта Deutschlands Superhirn) или кристальную честность телевиденья. Пожалуйста, пусть верят, смотрят. Проживают. Телевиденье хорошо отвлекает, развлекает своего зрителя. Убивает его свободное время. И нужен этому телезрителю чей-то комментарий в социальной сети? Вот и расследования Алексея Навального классического телезрителя в вакууме совсем не устраивают. Он им не верит. Почему? Да, потому что не хочет. Обыватель выбрал свою удобную и ему уютную версию реальности (позицию), ему в ней хорошо. С телеком, да под пивко, на диване, а вы тут ему со своим интернетом, с правдой, да с серьёзными разговорами. Да, дайте ему получить своё наслаждение. Пусть развлечётся, как может.
Вот и в сети, в социальной сети, куча народа, которая не хочет политики. Им бы фотки посмотреть, видео, музыку. Читать – «много букв, не осилил». Ну, впахивают на своей работке наши трудяги, им ли в сети напрягать голову? Они отдыхают. Проводят своё время с толком и пользой. Получают свои положительные эмоции. Кто-то играет – геймерит. Кто-то надрачивает. Ну, не всем нужно планету спасать. Думать.
vvrahjdgi: (Default)
Интересное, спорное у Дм. Быкова из прошедшего «Один»:
Read more... )
отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1862838-echo/
vvrahjdgi: (Default)
Станислав Белковский в своём Особом мнении:

Read more... )
отсюда – http://echo.msk.ru/programs/personalno/1862238-echo/

Любопытные и спорные мысли Дмитрия Быкова о Станислав Леме и жизни:

Read more... )
отсюда – http://ru-bykov.livejournal.com/2659442.html
vvrahjdgi: (Default)
Провокаторы:
Read more... )
отсюда – http://novayagazeta.livejournal.com/5989121.html

Быков часть стиха:
Я знаю, как уютен мир для сдавшихся ему,
Утративших ориентир в искусственнном дыму,
Его вонюченький уют, загаженный лесок,
В котором каждому дают заслуженный кусок.

Короче, тысяча причин и множество идей
Для утомившихся мужчин и пожилых …дей,
И я не пафосный осел, не первый ученик,
Чтоб чувствовать себя во всём настолько лучше них.

Слаб человек, я говорю. Я знаю суть свою.
Я, может быть, и погорю, а может — устою.
Когда и я, и вся родня устанем от потерь —
Тогда не слушайте меня, а слушайте теперь.

полностью – https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/10/24/70275-zapiska

Классическое кидалово, сначала дают возможность “поработать” («подняться»), потом “закрывают”. Кабанчики даже не думали, что их просто используют (крутитесь: осваивайте, делитесь), почти также как бордюры, плитку или асфальт:
Read more... )
полностью – http://novayagazeta.livejournal.com/5988365.html
vvrahjdgi: (Default)
Дмитрий Быков в прошедшем Одине:
1. о Кончаловском:
Точно так же и режиссёр — он даёт голос разным персонажам, он совпадает с разными персонажами в разные моменты. И не нужно ждать от него идеологического постоянства. Достаточно того, что он за нас с вами преодолевает некоторые соблазны, как бы делает себе прививки. И сегодня у него такая точка зрения, а завтра будет другая.

«За нас с вами»? Интересно, кто его из нас, из тех, за кого Кончаловский, по мнению Быкова, преодолевает соблазны, просил это делать? Я думаю никто. Если начать развивать эту конструкцию дальше, то любую мразь можно будет смело оправдывать только за то, что она за нас с вами делает своё грязное дело, и если б не она, то следуя Быкову, вероятно бы мы сами соблазнились грязью и в ней увязли.. Тогда и Норкин и Киселёв, тоже за нас с вами стали пропагандистами. А кто-то «за нас с вами» развёл коррупцию и гребёт миллиарды. Кто-то оболванивает массы. Ну, следуя такой логике, если б не они, то конечно же мы. Типа свято место пусто не бывает, и естественно мы со своими качествами, слушатели ночного Быковского Одина, это место заполнили. И вот за эту мерзость, которую они взвалили на себя, мы должны, по сути, им быть благодарны. Нашим спасителям. Ну что за ерунда? И Быков периодически загоняет, без всякой иронии, какую-то пургу. И ладно б это было только превращение желаемого в действительное, тут и такие вот кричащие логические конструкции выстраиваются.
Однако, отметая этот сор, у Быкова я нахожу и действительно верные открытия, наблюдения и выводы. За то, собственно, его и слушаю, и конечно читаю.

Read more... )
отсюда – http://echo.msk.ru/programs/odin/1858712-echo/

Profile

vvrahjdgi: (Default)
vvrahjdgi

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 56 7 8
9101112 131415
161718 1920 21 22
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios